И вот в июле мы поехали. Сорок человек и три учителя. На поезде. До этого я бывал в "обычных" пионерских лагерях, но тут какие-то особые ожидания появились, какое-то совсем другое чувство жизни обострилось - не "пионерское". Пахло жизнью взрослой: настоящей работой, самостоятельностью и ответственностью, ведь за месячный труд мы должны были получить деньги. Свои первые заработанные деньги.

Чего только не делали мы, столичные детишки, в том колхозе! И свекольные поля пропалывали, и курятники строили, и стада пасли. Уставали, конечно, но по вечерам хватало времени и на музыку, и на спорт. "Сколотили" собственный ВИА. В отряде было две гитары; третий парень - как сейчас помню, звали его Айдын, родом из Монголии - здорово играл на барабанах. Но барабанов в колхозе не было, и на концерте, который мы дали в местном ДК, Айдын стучал по двум перевернутым табуреткам. А я - пел. Концерт прошел на "ура", так же, как и чемпионат по футболу. 
Потом, через месяц, в поезде, который вез нас обратно, в Москву, мы по очереди заходили в "штабное" купе, и каждому вручали деньги. Каждому - свои. Кому - сорок рублей, кому - семьдесят. Все рабочие часы и достижения "бойцов" трудотряда были занесены в большую тетрадь моей учительницей русского языка и литературы, Ольгой Яковлевной. Конечно, те, кто был постарше, получили побольше: они и работали по-другому. Но я был очень горд, когда мне вручили мои деньги - не помню уже, сколько. И дома я как-то неожиданно оказался совсем взрослым: я сам умел зарабатывать. Зарабатывать настоящим, тяжелым трудом. Еще я научился ценить хлеб. Понял, каким потом он дается. А главное, я заметил тогда, что мы начали совсем по-другому относиться друг к другу. Мы, те, кто прошел трудовую смену. Раньше и не знали, порой, как кого зовут: разные классы, разные возраста. А тут стали общаться, дружить. Стояли друг за друга горой...
Кстати, и моя учительница русского и литературы, Ольга Яковлевна, стала иначе смотреть на меня. Раньше могла и прикрикнуть, и родителей в школу вызвать, и вдруг - перестала голос повышать... 


Не знаю, есть ли сейчас такие детские лагеря, где человек вдруг становится взрослым через труд, через выстраивание отношений со сверстниками и со взрослыми. Очень хочется надеяться, что "Разведбат" по сути своей именно такой лагерь, пусть здесь и нет "трудотряда", и направление несколько иное. В конце концов, дело, конечно, не только и не столько в рублях, сколько в том, что, когда постепенно приходит пора становиться взрослее, нужно, чтобы рядом оказались хорошие наставники и настоящие друзья.

Вступить в группу Facebook
Вступить в группу Вконтакте
Вступить в группу Одноклассники
Вступить в группу Instagram